ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вместе быстрее
Земное притяжение
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Всё та же я
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Назад к тебе
Здоровое питание в большом городе
Тайна зимнего сада

========== Пролог ==========

Нежный запах земляники вывел альфу из задумчивости. Хм, похоже, у кого-то скоро течка. С таким запахом и расхаживать по городу вечером… Наверное, шлюшка в поисках клиента. Интересно, сильно потаскана или еще ничего?.. Глаза невольно стали искать источник аромата, ноги сами понесли следом. Где-то рядом… Ноги привели к лифтам на нижние уровни.

Очень странно! Рядом с пожилыми бетами, уставшими от жизни, и омегами, замученными малолетними детьми, стоял худощавый солдат с вещмешком за спиной. Альфа подошел ближе… Да, определенно, земляникой пахло от него. Открылись двери межуровневого лифта, люди стали выходить, отталкивая тех, кто собирался войти внутрь. Те же, кто собирался войти, сгруппировались кучнее, не желая быть оттесненными от долгожданного лифта. Солдат стоял, не шевелясь, и людской поток обтекал его, не задевая, как будто вокруг него было защитное поле. Было очень странным, что люди так старательно не замечали его. Заинтересовавшись, альфа решил рассмотреть его поближе.

Людской поток качнулся в сторону входа, и альфа позволил подхватить себя и внести вместе со всеми в кабину. Внутри лифта началось собственное броуновское движение. Те, кто скоро выходил, не хотели проходить далеко, вяло переругиваясь с теми, кто протискивался вглубь лифта. Солдат, не останавливаясь, дошел до противоположной стены в глубине и, развернувшись, облокотился о перила. ОООО! Теперь стало понятно поведение толпы. ОН был красив. Красив той самой красотой, которая притягивает и страшит одновременно. Такими рисуют в книгах ангелов – Ангелов Смерти. Идеальное лицо, как будто со старинной гравюры. Высокий лоб, спокойный разлет бровей, полуприкрытые глаза, тонко вылепленный нос с изящно вырезанными ноздрями, и четко очерченные губы. Пепельные волосы собраны в низкий хвост. Пепельные, да… Он был весь как будто обсыпан пеплом. Наверное, так выглядел сам ангел смерти Самаэль, возвращаясь со своей тяжелой жатвы.

В этот момент солдат поднял глаза и в упор посмотрел на альфу. Это был не просто взгляд, это был контрольный выстрел в сердце и голову одновременно. Двери лифта за спиной закрылись.

========== Знакомство ==========

По мере того, как лифт опускался все ниже и ниже, останавливаясь на жилых уровнях, из него выходили люди. В кабине становилось все просторнее, и вскоре альфа мог без помех рассматривать загадочного омегу. Его песочного цвета камуфляжная форма выдавала в нем солдата-внешника, высокие штурмовые ботинки были получены явно не с армейского склада общего назначения, такие выдавались только отдельным группам, выполняющим задания на внешних рубежах. Только почему-то на форме не было ни одного знака отличия. Военные славились своей маниакальной любовью ко всяким только им понятным шевронам и нашивкам, выделяющим их в особую касту и позволяющим с одного взгляда разделять друг друга по статусу и рангу. Странно, что у Ангела (будем пока называть его так) не было ничего. Полнейшая анонимность.

Такая загадочность не могла не заинтересовать еще больше. Лифт опускался все ниже и ниже.

Минус пятый уровень – здесь живут рабочие и не очень зажиточные семейные пары.

Минус седьмой уровень – здесь живут одинокие и низкоквалифицированные работяги. Здесь вышли последние подвыпившие трое парней, и вот в лифте осталось только двое: загадочный Ангел и любопытный альфа.

А лифт опускался все ниже и ниже…

Никогда еще альфа не чувствовал себя так по-дурацки, как юный школьник на первых танцульках. Альфа одернул себя: он, в конце концов, не ребенок, а взрослый состоявшийся мужчина, с чего бы вдруг такая робость? Он подошел почти вплотную к омеге, тот поднял на него глаза, такие серые и уставшие.

– Меня зовут Роберт Динлох, можно просто Роб, – сказал альфа, с улыбкой протягивая руку.

Омега, не торопясь, рассматривал его – начиная от брендовых туфель, дорогого костюма и заканчивая дорогим навороченным коммуникатором самой последней модели на запястье протянутой руки.

– Простите, я не заинтересован в новых знакомствах, – красавец улыбнулся, склонив голову к плечу.

Услышав его нежный, мелодичный голос Роб заслушался. Когда увидел нежную улыбку, его сердце пропустило удар. Он стоял и, улыбаясь, смотрел на омегу, как деревенский дурачок, он даже не сразу сообразил, что его отшили. ЧТО? ЕГО, РОБЕРТА ДИНЛОХА, ОТШИЛИ??

Дверь лифта за спиной звякнула, открылась. Минус тринадцатый уровень, самое дно.

Омега, поправив лямку вещмешка, обошел Роба, застывшего как соляной столб, и вышел в сумрак плохо освещённого помещения.

Так не бывает, думал альфа, да что он о себе возомнил? Нахал смазливый. Он ему сейчас объяснит, что с ним, Робертом Динлохом, так себя не ведут. И ринулся следом. В нос ударил тяжелый запах машинного масла, стоялый запах мусора и немытых тел. За всеми этими ароматами тонкий запах земляники терялся напрочь. Роб метнулся вперед, пытаясь в сумраке разглядеть силуэт или услышать шум шагов. Ничего.

– О, какие люди и без охраны, – присвистнули из темноты. Как-то сразу вдруг, казалось бы, из ниоткуда возникли силуэты крупных мужчин.

– Закурить есть? – спросил, лениво растягивая слова, голос явно пьяного человека. Зажали со всех сторон. Где-то слева звякнула цепь.

– Доброй охоты, мальчики, – откуда-то из-за спины Роба внезапно вышел Ангел. – А вы все резвитесь, как я погляжу. И как вам не ай-яй-яй?

– Добрый вечер, уважаемый, – было слышно, как говоривший человек трезвеет за считанные минуты. – Простите, недоразумение вышло, мы не знали, что он с вами, уважаемый. Простите, нас уже нет, – и только топот множества разбегающихся ног.

– Да кто ты такой? – рявкнул Роб.

- Неважно. Уходи, пока лифт не уехал. Следующий будет только утром. Тебе здесь не место, - серые глаза равнодушно скользнули по лицу Роба.

- Нет.

Ответом было только равнодушное пожатие плеч. Омега развернулся и пошел куда-то вглубь лабиринта с мигающими лампочками и разрисованными граффити стенами. Робу не оставалось ничего другого, как поторопиться следом. После нескольких поворотов и переходов они пришли к белой крашеной двери. Солдат достал ключ из нагрудного кармана и, не торопясь, открыл ее. Не оборачиваясь, он вошел в комнату и захлопнул дверь прямо перед носом оторопевшего Роба.

Идиотская ситуация. Роб почесал мочку уха. Тупость какая-то. Роб огляделся: низкий потолок, разрисованные стены и, как ни странно, белые крашеные двери без номеров. Тонкие стены. Было слышно, как в соседней комнате плачет ребенок, а в другой кто-то устало переругивается. За дверью Ангела что-то тихонько скрипнуло, и опять тишина. Ни звука голоса, ни шума шагов. В коридоре воняло прогорклым маслом и мочой. Роб очень ясно понимал, что вряд ли самостоятельно найдет дорогу к лифту, и вся эта ситуация вызывала какую-то заторможенность. Не хотелось ни делать резких движений, ни громко говорить. Можно было по коммуникатору вызвать охрану, они, конечно, удивятся, с чего его сюда занесло, но появятся очень быстро, на полицейском лифте или на чем-то еще, предназначенном для экстренных случаев. Роб никогда не интересовался жизнью нижних уровней, так, общедоступные сведения.

За дверью опять что-то скрипнуло. Роб набрал воздуха в грудь, как будто собираясь прыгнуть в воду, и постучал в дверь. Ее сразу же открыли, и альфа растерялся. Омега стоял с голым торсом в армейских штанах с расстёгнутым поясом. Он никогда не видел такого красивого тела. В нем не было привычной омежьей хрупкости, но в то же время было сразу понятно, что это именно омега. Высокий, тонкокостный, с явно выраженной мускулатурой, но не перекачанный, как некоторые модные модели подиума, а изящный, совершенный, как античная статуя, с той лишь разницей, что на его плече лежало полотенце, а не праща, и глаза с раздражением разглядывали оторопевшего альфу.

– Что надо? – раздраженно спросило чудо, недобро посверкивая стальными глазами.

– Эээ… – начал было Роб, но тут увидел метку на шее ближе к ключице. Метка была явно старая и, как ни странно, альфой от него не пахло. Совсем не пахло. Может, вдовец? Роба эта мысль приободрила. – Ээээ… – попытался развить свою мысль альфа.

1
{"b":"598497","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Среди овец и козлищ
В объятиях герцога
Тобол. Мало избранных
Раунд. Оптический роман
Время Березовского
Шаг первый. Мастер иллюзий
Ведьмы. Запретная магия